Новая гениальная терапия уничтожила неизлечимый рак у трёх пациентов

Женщина из Флориды, у которой диагностировали распространенный рак молочной железы, излечилась от болезни после того, как новая терапия нацелила её иммунную систему для уничтожения раковых клеток.

Случаи поразительных выздоровлений сообщались ранее для пациентов со смертельным раком печени, а также    с раком толстой кишки.

В ходе исследования трое пациентов проходили лечение в Национальном институте рака (НИР) под контролем Стивена Розенберга, пионера иммунотерапии, который является заведующим хирургического отделения.

Для каждого пациента группа секвенировала геномы их опухолевых клеток, чтобы найти вредоносные мутации. Затем они извлекли иммунные клетки из раковой опухоли и протестировали их способность распознавать опухолевые клетки и убивать их.

Эти клетки были размножены в лаборатории, а затем их ввели обратно в тела пациентов. После этого введённые иммунные клетки начали атаковать клетки опухоли и убивать её.

Розенберг подчеркнул, что подход, называемый адаптивной клеточной терапией, является экспериментальным и что опухоли нескольких других пациентов не поддались лечению по этому методу.

Но он также сказал, что исследованные три случая указывают на потенциальный «план» для нацеливания на широкий спектр распространенных солидных опухолей внутренних органов, включая желудок, пищевод и яичник.

Такие злокачественные опухоли составляют подавляющее большинство от 600 000 случаев смерти от рака, которые произошли в Соединенных Штатах в прошлом году.

По его словам, подход основан на мутациях, а не на типе рака: «Сами мутации, вызывающие рак это ахиллесова пята».

Случай с излечением рака молочной железы появился в понедельник в Nature Medicine. Другие случаи были описаны в научных журналах в 2014 и 2016 годах.

Последний случай описывает Джуди Перкинс, 52-летнюю инженера-строителя, которая пережила мастэктомию после того, как у нее был диагностирован рак молочной железы на ранней стадии в 2003 году.

Десять лет спустя она узнала, что рак распространился на другие части ее тела; она прошла несколько процедур, все из которых в конечном итоге потерпели неудачу. Случайная встреча с учеными из Национального института рака побудила ее принять участие в  исследованиях  в 2015 году.

Одна из ее опухолей, удаленная хирургическим путем, имела 62 различные мутации. Исследователи выделили иммунные клетки из её злокачественных опухолей — опухолевые инфильтрационные лимфоциты (ОИЛ), и нашли некоторые, которые смогли атаковать четыре из этих 62 мутаций.

Затем они размножили ОИЛ на десятки миллиардов. Перкинс сначала получила химиотерапию, а затем ей ввели иммунные клетки.

Пять месяцев спустя ее снимки, полученные при компьютерной томографии, были чистыми. Рак не вернулся.

«Моя ОИЛ армия, — как она их назвала, признаваясь, что не верила в результат. — Я была потрясена».

Эксперименты на одном пациенте или даже  на небольшом числе людей не доказывают, что лечение будет эффективным и для других.

В течение последних четырех лет команда Розенберга лечила более 40 пациентов с распространенными солидными опухолями, используя высоко персонализированную терапию ОИЛ. Большинство из них согласились на участие в исследовании на поздних стадиях болезни, когда шанс выжить уже очень низок, и только примерно 15 процентов поддались лечению каким-то образом.

«Все эти результаты нуждаются в неоднократном подтверждении, — говорит Стефани Гофф, один из исследователей. — Исключение составляет Перкинс, которая не нуждалась в дальнейшем лечении.»

По словам Гоффа, исследователи пытаются найти пути для достижения более последовательных результатов.

По словам исследователей, восстановление в трех отдельных случаях, о которых ранее сообщалось, представляет собой важный шаг вперед.

Хотя иммунная терапия принесла пользу пациентам с распространенной меланомой, раком  легких и некоторыми другими злокачественными новообразованиями с большим количеством мутаций, она практически не эффективна против рака, который начинается в слизистой оболочке органов (эпителиальный рак). Он имеет намного меньше мутаций.

Другие ученые хорошо восприняли новость, но остались осторожны. Карл Джун, специалист по иммунотерапии в Университете Пенсильвании, сказал, что ответ пациентки с раком молочной железы на ОИЛ был «поразительным».

«Был ли этот случай один миллион, — спросил он, — или что-то такое, что принесет пользу многим женщинам?»

Мелинда Бачини, бывший парамедик, которая живет в Биллингсе, штат Монтана, считает, что лечение спасло ей жизнь. В 2009 году ей был поставлен диагноз рака желчных протоков, который распространился на ее печень. Ей был 41 год.

В ходе первой операции Бачини удалили две трети печени, но через три месяца метастазы появились в легких. Врачи испробовали на ней несколько методов лечения, которые не увенчались успехом. Затем они наткнулись на предложение национального института рака пройти экспериментальное лечение. В 2012 году Бачини сделали первую инфузию ОИЛ, и ее опухоль начала уменьшаться.

Когда опухоль снова начала расти, в организм ввели еще одну партию клеток — более агрессивно нацеленную на ее мутацию. Опухоли снова уменьшились. Осенью 2016 года она нуждалась в большом количестве лечения и вернулась в НИР для другого вида иммунотерапии.

Сегодня, по ее словам, у нее есть «несколько пятен» в левом легком, которые, по мнению Розенберга, могут быть рубцовыми тканями.

Пациент с распространенным раком толстой кишки, которого группа Розенберга лечила в 2015 году, — это Селин Райан из Мичигана. Большинство ее опухолей исчезло после того, как она получила ОИЛ, хотя одна  в легком ухудшилась и потребовала больше операций.

По словам Розенберга, это первая успешная атака смертельной мутации под названием KRAS, которая связана не только с некоторыми раковыми опухолями толстой кишки, но и с раком поджелудочной железы и легких.