Мнения: можно ли вернуть к жизни криоконсервированных людей?

Крионика еще не стала популярной, но многие люди уже знакомы с концептом: платите кучу денег, подписываете контракт, а затем после своей смерти вас погружают в гигантский сосуд Дьюара, где вы спокойно ожидаете появления технологий, с помощью которых вас смогут воскресить. Пока что всего около 65 мертвых тел русских или мертвых мозгов в настоящий момент хранятся в холодильных камерах и ожидают своего часа. Все эти люди при жизни решили попытать удачу – в конечном итоге в гроб деньги не заберешь, а тут есть ещё и небольшая вероятность быть воскрешенным.

Только время покажет, правильную ли ставку в этой игре со смертью сделали эти оптимисты, и будут ли они однажды возвращены к жизни в мире, когда сингулярность возьмет наконец верх над человеческим бытием. В то же время обсудить вероятность появления такого мира с такими технологиями уже сейчас нам никто не запрещает. По этому случаю портал Gizmodo обратился за комментариями к ведущим специалистам в области нейрологии, биоэтики, сторонникам технологии криозаморозки, а также ее противникам для того чтобы попытаться если не разобраться, то хотя бы представить то, что ожидает тех, кто решил воспользоваться таким видом услуг.

Доктор Жоао Педро де Магалхаес

Биолог из Ливерпульского университета и координатор проекта UK Cryonics and Cryopreservation Research Network.

«Я бы сказал, что при своем нынешнем уровне крионика катастрофически повреждает клетки организма. Даже при наличии оптимальных условий (то есть, когда процедура заморозки производится сразу же после смерти человека), возникает ряд очень серьезных проблем. В частности, криопротекторные агенты (вещества, с помощью которых ученые пытаются сохранить ткани при заморозке) оказывают длительное токсичное воздействие на ткани человека. Заморозка больших органов, например мозга, представляет собой очень сложную процедуру, при которой повышается вероятность неравномерной заморозки частей органа. При не оптимальных условиях (то есть, когда заморозка производится по прошествии значительного количества времени после смерти) вероятность повреждения клеток при этой процедуре возрастает еще значительнее, поскольку клетки начинают погибать. В частности, клетки мозга из-за недостатка кислорода и питательных веществ (ишемия) начинают умирать всего через несколько минут после остановки сердца. Таким образом, для положительного результата потребуются инновационные достижения в таких областях как тканевая инженерия и регенеративная медицина.

Кроме того, для восстановления клеток на молекулярном уровне потребуется использование нанотехнологий, но пока это все видится лишь в реалиях научной фантастики. Невозможно предсказать насколько далеко продвинется технологический прогресс в ближайшие десятилетия или столетия. С учетом всего этого я бы сказал, что шансы на воскрешение криоконсервированных людей будут крайне низкими, но в то же время не невозможными. Для самой сферы невозможность вашего воскрешения станет катастрофическим результатом, поскольку сама технология держится на обещании вашего воскрешения в будущем.

Обратимая и безопасная криоконсервация может стать революционной технологией в области лечения критических состояний. Пациенты со смертельными болезнями, не только взрослые, но и дети, смогут проходить процедуру криозаморозки и ожидать появления технологий, которые позволят вылечить эти заболевания. В каком-то смысле мы сможем получить альтернативу обычной смерти, которая безусловно приведет к различным философским, этическим и медицинским последствиям».

Марк Клайн

Соучредитель и технический директор компании X-Therma Inc, занимающейся совершенствованием технологий холодного хранения стволовых клеток, тканей и органов.

«Есть два различных метода криогенной заморозки людей. В рамках одного предлагается заморозка только мозга или головы. Идея заключается в том, что в таком случае будет происходить заморозка меньшего объема тканей, но вам удастся (в теории) сохранить личность человека. Кроме того, такая процедура считается легче и обходится дешевле. Следует добавить, что заморозку тканей и сохранение связей между клетками сложно назвать простой процедурой. В рамках другого метода предлагается заморозка всего тела, в надежде, что однажды, когда будут разработаны технологии для лечения вашего смертельного заболевания и безопасной разморозки, врачи будущего без проблем вас заново поставят на ноги.

В обоих случаях вас ожидает множество сложностей. И, пожалуй, самая важная из них – как заморозить ткань без ее повреждения? Для предотвращения образования льда внутри тканей в ходе криоконсервации используются различные смеси криопротекторных агентов. В то же время для заморозки ткани требуется использование очень низких температур (около -196 градусов Цельсия), температур жидкого азота. Предотвращение образования льда при такой температуре, особенно в случае заморозки очень большого объема ткани – задача архисложная. При образовании льда это вещество как нож сквозь масло разрезает клеточные связи и повреждает сами клетки.

Другой проблемой является десикация: как только вы помещаете выше озвученные химикаты в орган или клетку, они их обезвоживают (для предотвращения образования льда), что в свою очередь тоже повреждает как сами клетки, так и клеточные связи. При таких повреждениях восстановить ткань становится практически невозможно, поскольку клетки не обладают способностью восстановления связей после заморозки. Во всяком случае ученые наблюдают крайне малоэффективные результаты.

Таким образом перед нами имеется: химическая проблема – предотвращение образования льда; биологическая – повреждение тканей и клеточных связей, а также физическая проблема – как безопасно заморозить большой орган и как безопасно его разморозить без повреждений.

Я думаю, что более практичным потенциалом на фоне криоконсервации обладают технологии сбережения органов. Уже сейчас сохранение органов (для пересадки) имеет критически важное значение для медицины. Кроме того, это гораздо легче, чем замораживать все тело. Благодаря технологиям сбережения органов вы можете спасти огромное количество жизней уже сейчас, а не когда-нибудь в будущем».

Ник Бостром

Профессор Оксфордского университета, директор Института будущего человечества и сторонник трансгуманизма.

«С технической точки зрения все это кажется выполнимым. Заморозка (а именно витрификация или пластификация) может применяться уже сейчас (например, при заморозке эмбрионов, — прим. ред.). Однако возвращение к жизни может потребовать помощи со стороны искусственного сверхинтеллекта – он позволит восстановить клеточные повреждения, которые появятся в результате процесса заморозки».

Деннис Ковальски

Президент Института крионики.

«Правильным научным ответом на поставленный вопрос будет – мы не знаем, поскольку никто не знает, что будет в будущем и какие технологии в нем будут в ходу. Однако именно поэтому некоторые люди подписали соглашение о презервации своих тел в жидком азоте в надежде, что будущие технологии и медицина смогут решить этот вопрос.

Сто лет назад до появления систем искусственной вентиляции легкий, а также дефибрилляции сердца люди тоже думали, что вернуть мертвого с того света – невозможно. Новые технологии открывают новые возможности. Возможно, технологии на базе ИИ будут способны восстанавливать ткани, поврежденные в результате старения, заморозки и даже смерти. Закон ускорения отдачи по Рэймонду Курцвейлу говорит о том, что технологии развиваются экспоненциально. Это значит, что вещи, которые рассматриваются сейчас невозможными, станут реальностью через несколько десятилетий. Пример — мобильный телефон в вашем кармане, позволяющий вам общаться с миром в режиме реального времени и получать доступ практически ко всем знаниям человечества в любое время. В прошлом подобное устройство называлось бы кристальным шаром и рассматривалось в качестве мифа, фантастики. Сейчас нам кажется, что крионика бесполезна. Но лишь время сможет расставить все на свои места».

Катал О’Коннел

Исследователь 3D-биопечати и технологий биопроизводства лаборатории BioFab3D больницы Святого Винсента, Мельбурн, Австралия.

«Все указывает на то, что это невозможно. Заморозка – это критический для живого организма процесс. Он останавливает процессы функционирования клеток. Особенно пагубно это сказывается на клетки мозга. Такие возможности находятся сейчас за пределами нашего понимания. К сожалению, все те, кто прошел процедуру криозаморозки при нынешних технологиях, просто превратились в ледышки. Эти люди никогда не будут воскрешены.

Крионика в своем нынешнем состоянии больше походит на религию, а не на науку, только вместо божественной сущности, ее последователи возлагают свою веру в технологический прогресс. Они верят в то, что технологии будущего смогут компенсировать ужасные повреждения их организма, вызванные процедурами нынешних методов криоконсервации. Нет никаких доказательств того, что воскресить в таком случае организм будет возможно. Нет никаких сомнений, что первопроходцы и пропагандисты крионики убеждены в ее эффективности, и верят в нее как в способ избежать смерть.

Реальная способность некоторых организмов (те же тихоходки) выживать полную заморозку указывает на то, что у крионики в будущем может иметься потенциал. Однако развитие этой сферы потребует колоссальных инвестиций: миллиарды долларов, работы тысяч ученых, десятки лет научных исследований. Без четкого разработанного плана экономического стимулирования всех этих вложений эта сфера не увидит. Как говорит мой профессор: видение без финансирования – это галлюцинация.

Сами подумайте: лишь на разработку одного нового эффективного лекарства могут уйти десятки лет и несколько сотен миллионов долларов. Крионика – сфера гораздо сложнее, чем фармацевтика. К тому моменту как мы сможем ее полностью разгадать, человечество, скорее всего, уже станет бессмертным».

Ральф Меркл

Директор Alcor Life Extension Foundation – мирового лидера в сфере крионики.

«Если говорить кратко, многие пациенты Alcor, вероятнее всего, будут возвращены к жизни в течение этого столетия.

Спроси вы любого человека в 1940 году — сможет ли человек когда-нибудь полететь на Луну, то вам бы ответили «нет». Если бы вы спросили «почему», то ответом было бы: «потому что в космосе нет воздуха». Это действительно научное, но совершенно неверное мнение было широко распространено среди видных ученых того времени и даже стало предметом научной обвинительной статьи в газете New York Times в отношении американского ученого и одного из пионеров современной ракетной техники Роберта Годдарда, имевшего противоположное мнение. Наверняка ученые начала 20-го века забрали бы свои слова назад узнай, что запущенный 17 июля 1969 года космический аппарат «Аполлон-11» через неделю высадился на поверхность Луны.

Обсуждение и подготовка к космическому полету на Луну длились десятилетиями до фактического события. Аналогично этому в медицинских кругах несколько десятков лет ведутся разговоры о возможности в будущем «воскрешения» замороженных пациентов, имеющих не совместимые с жизнью заболевания. И эти предположения также основаны на научных достижениях и оценках потенциальных возможностей технологий будущего.

Несмотря на то, что многие по-прежнему скептически настроены в отношении крионики, явное отсутствие каких-либо технически обоснованных аргументов против этой технологии становится с каждым разом все более и более очевидным. Пока структуры в мозге, кодирующие наши воспоминания и личность не повреждены до такой степени, при котором их будет невозможно восстановить до функционального состояния, вас нельзя назвать мертвым. Вполне очевидно, что соответствовать такому информационно-теоретическому определению смерти гораздо сложнее, чем юридическому и медицинскому, поэтому и существует вера в то, что криосохраненные пациенты на самом деле не мертвы».

Майкл Хендрикс

Сотрудник Канадской исследовательской кафедры нейробиологии и поведения, доцент кафедры биологии Университета Макгилла, написавший статью «Лженаука криогеника» для журнала MIT Technology Review.

«Если речь идет о людях, чей мозг, голова или целые тела подверглись криогенной презервации уже после их смерти (и речь идет о нынешнем уровне технологий), то в таком случае их никогда не удастся вернуть к жизни. Они мертвы и останутся мертвыми навсегда. Появится ли когда-нибудь возможность сохранить мертвого человека (или мозг мертвого человека) таким образом, чтобы он в будущем был воскрешен? Уверен, что нет. Появится ли когда-нибудь возможность «приостановить жизнь» человека с помощью крионики на какое-то время? Почти наверняка. Насколько долго? Невозможно ответить. Будет ли возможно «загрузить», «переместить» чье-то сознание в цифровую форму? Нет. Сознание – это не просто вещь, это целый комплекс сложных процессов, происходящих в мозге. В теории вы можете создать цифровую симуляцию сознания человека при живом или мертвом оригинале, но это будет не человек. Человек – это комплекс сложных физических систем, а не компьютерная абстракция.

Можно ли будет когда-нибудь создать симуляцию или цифровую копию умершего человека на основе собранной информации о его мозге? Теоретически это возможно, но это настолько далеко от наших нынешних технологий (как в биологии, так и в вычислительных сферах), что любой, кто хочет вас в этом убедить, скорее всего, хочет на вас просто заработать. Вера в то, что теоретически возможные концепты когда-то станут технологически выполнимыми на практике если мы просто очень этого захотим – это просто воображаемое исполнение желания.

Посмотрите на мир вокруг. Единственная полезная вещь, которую мы по-прежнему можем сделать для будущих поколений – это не лезть в их дела. Давайте не будет заниматься тем, чем придется после нас из-за нашего эгоизма и жадности заниматься другим на фоне своих собственных проблем. Мы не должны заставлять их отвечать за хранение и воскрешение наших замороженных тел».

Мэтью Гибсон

Профессор химии Уорикской медицинской школы, чья команда исследует новые криоптротекторные агенты для сохранения биологических тканей.

«В основе технологии криоконсервации клеток лежит огромный набор фундаментальных и медицинских аспектов. Это как с едой. Мы не можем оставить еду при комнатной температуре и быть уверенными в том, что ее молекулы будут всегда свежими и готовыми к употреблению. Поэтому для сохранения еды (как и клеток) мы используем холодильники.

Успешное сохранение клеток требует использования, а затем и извлечения криопротекторов, а также соблюдения точного контроля скорости заморозки и разморозки. В малых объемах (если речь о клетках) это может быть просто, но контролировать это все становится гораздо сложнее с увеличением объема, что и происходит в случае с криозаморозкой человека. Мы должны помнить, что человек состоит из колоссального числа клеток, связанных между собой. И все эти связи необходимо сохранить, если мы хотим сохранить жизнеспособность ткани, особенно когда речь идет о таких сложных органах, как мозг.

Конечно хотелось бы думать, что если можно без проблем заморозить некоторый объем ткани и несколько клеток, то и с заморозкой целого человека никаких проблем не будет. К сожалению, такое мнение полностью ошибочно. Никто не может предсказать, какие технологии появятся в будущем, но я не вижу, как это будет возможно. А заявления о том, что нанотехнологии «позволят все соединить обратно» — поврежденные части клеток, мозга и тела – на данный момент не согласуются с научной реальностью».

Саймон Вудс

Специалист в биоэтике, Ньюкаслский университет.

«Во-первых, я считаю, что любой криопрезервированный труп или мозг человека, умершего от неизлечимой болезни имеет нулевые шансы успеха на возвращение к жизни, поскольку человек уже мертв. Возвращение этих трупов к жизни потребует огромного количества научных открытий, далеко выходящих за рамки наших нынешних возможностей и даже простого понимания: размораживание сложных тканей и систем органов до функционального состояния, применение регенеративных технологий для восстановления поврежденных тканей, излечение смертельных болезней, которые убили этого пациента и в конце концов воскрешение. Каждая из этих технологий выходит за рамки наших нынешних возможностей (и учтите, что в большинстве определений смерть рассматривается необратимым состоянием).

Что можно рассматривать в качестве возможности, так это криоконсервацию живого человека, не имеющего смертельной болезни в последней стадии. В этом случае для криопрезервации может применяться метод эвтаназии. Но последняя в свою очередь может столкнуться со множеством этических и юридических вопросов и барьеров, особенно если человек был болен не смертельно. В большинстве юрисдикций эвтаназия может применяться только при неизлечимом заболевании в последней стадии.

Я предположу, что такой метод может использоваться при освоении глубокого космоса, когда человек будет «засыпать» на длительное время при очень длительных полетах и «пробуждаться» по прибытию в нужную точку назначения. Хотя, в данном случае криоконсервация будет не лучшим выбором, по крайней мере, с использованием нынешних технологий, поскольку данный метод повреждает клетки и клеточные связи. Для возможности использования этого метода потребуется его существенное развитие.

Если затронуть более широкие социальные проблемы, то хотелось бы понять, какой статус человек будет занимать в будущем сообществе после своей разморозки спустя несколько сотен лет криоконсервации. Ведь он проснется совсем один. Без друзей, живых родственников, как выживший после кораблекрушения на неизвестном острове».